Helgi Avatara (goutsoullac) wrote in silent_sirius,
Helgi Avatara
goutsoullac
silent_sirius

ОГЛАШЕННЫЕ ХАОСОМ

Алексей Ильинов
(Mesogaia-Sarmatia, г. Воронеж)

*ХЛЕБ НАШ ВАСИЛЬКОВЫЙ ДАЖДЬ НАМ ДНЕСЬ*


И мне мнится: в предутрии пламя
Пред бедою затеплила даль
И сгустила туман над полями
Небывалая в мiре печаль...

Сергей КЛЫЧКОВ

Снежный ком к лицу прилип.
Рядом ангелы смешные.
Я спускаюсь в царство рыб...

Владимир СЕЛИВАНОВ


Так получилось, что мой давний-предавний знакомый основал целую «мистико-конспирологическую» анархо-организацию - Церковь «Краденый Хлебъ». Со своей символикой, ритуалами, «литургиями», лекционными курсами, радикально-авангардными арт-галереями и видео-акциями. Андреа Часовски, а именно так зовут моего знакомца (помимо этого, у него есть немало и других, не менее «своеобразных», сетевых имён), принадлежит к тому типу уникумов, для кого «оглашение хаосом» и сумасбродное «magick-оперативное мракобесие» являются смыслом всего их бытия. Им невыносимо тесно в узилище каких-либо ограничений и «норм», вознесённых до мертвящей, всеубивающей «догмы». Нет, «нормальными» они не станут никогда. «Нормальность» им попросту не грозит, ибо они давно уже избавились от неё, своевременно распознав обманку, завёрнутую в блестящую бумажонку и восхваленную чрезвычайно «высокими» словесами (а если за эти «словеса» ещё и платят?!).

Потому для Часовски и его единомышленников однажды всё закончилось шумным «извержением» из рядов одного общеизвестного левацко-анархистского объединения, ныне стоящего на «ортодоксальных», с оглядкой на «прогрессивно-загнивающий» (и «слева» в том числе) Запад, пафосно-«гуманистических», материалистически-марксистских и евро-коммунистических позициях. Ну а аборигенные «нонконформисты» из Платонов-Сити обвинили его, как это не парадоксально... в «фашизме». Да неужто? А ведь кое в чём они, таки, не ошиблись! Нет, это отнюдь не значит, что «хлебокрады» вовсю штудируют «классиков контрреволюционной мысли» или, скажем, изучают «писания» полуграмотных доморощенных «теоретиков» и устраивают показушные, к радости всевозможных «борцов-с-угрозой-Бог-знает-чего», акции с комедийно-трескучими возгласами-заклинаниями и соответствующей брутальной, тянущей на «статью», «атрибутикой» - они неимоверно далеки от всего этого. А дело то всё в том, что они совершили самый, что ни на есть, ПОБЕГ, согласно прописной истине-окрику - «ШАГ ВПРАВО, ШАГ ВЛЕВО приравнены к ПОБЕГУ». И действительно УКРАЛИ то, что другим, увы, оказалось не под силу – ХЛЕБ! О том, КАК украсть его, МНОГО ЧТО написано – и «слева», и «справа» и даже где-то «посерёдке» («серёдка» именуется Третьей Позицией - Third Position) - да вот только обходились пока лишь жалкими крохами, да и те или тотчас же съедали, чтобы никому не достались, или ретиво, в надежде на богатые дивиденды, торговались ими. И счастлив, счастлив тот, кто на дне кармана обнаружил горбушку хлеба и щедро поделился ею с товарищами, падающими от голода.

Сказать по правде, я не знаю, почему Часовски назвал свою группу «Церковью», но, вероятно, интуитивно, явно зная (или, быть может, только догадываясь), что (и КТО!) есть Церковь на самом деле. Не некое теперешнее апостасийное status quo, поражённое недугами «излишне человеческого» в ущерб Вышнему, но, поистине, безценный ДАР, принесённый нам, людям, Спасителем. Хлеб и Вино. Плоть и Кровь. Боль и Безсмертие. Начало и Завершение. Махонький, но такой дорогой и священный, кусочек необъятного неба на скорбной земле сей...

Нет, конечно же объектом вдохновения для Часовского могло быть нечто и совсем уж гротескное и ирреальное - интолерантная ко всем «мыльно-розоватым», геноцидально-саркастическая Церковь Суб-Гения или, скажем, хаософско-магикальный Орден IOT (Illuminates of Thanateros) или «Храм Душевной Юности» трансмутанта Дженезиса Пи-Орриджа, перед экспериментами коего любой т.н. «левак», чья напыщенная «пролетарская левизна» не подлежит никакому сомнению, выглядит несмышлёной малюткой-бэбиком в мокрых ползунках. Такое чувство, что местный, обросший слухами и вымыслами, ЦУЛИП (то бишь психотронная станция управления летающими объектами и приборами) не дремлет, внушая «кому-надо» «нужные» откровения-психограммы!

«Хлебокрады» осмелились украсть. Украсть нагло, дерзко, с налёта, подобно бравым вороным махновским гвардистам. Украсть хлеб из запертых на неисчислимые кодовые замки и тщательно охраняемых житниц, где его обрекли на пожирание мышами, распухшими от постоянного обжорства, и трупную гниль, что непременно поразит несожранный остаток. Они и сейчас продолжают красть... Их часто небезопасные экспедиции приносят свои, «хлебные», плоды. Пусть иногда они и отравно-горьки на вкус, а вкус правдивый, подчас, никак не удаётся распознать за толстенными наслоениями плесневого мха. Ими открываются новые маршруты, составляются новые, более точные и выверенные до квадратных миллиметров, штурманские лоции и оставляются опознавательные метки для тех, ДРУГИХ, кто некогда спал (и, возможно, и сейчас продолжает спать) в глубине пещеры ницшеанского пророка Заратустры.

А странствовать по небу не каждый может... Ой не каждый... Летовский «всегда живой» «Дурачок» мог, как мог и «Ванюша» Александра Башлачёва и другой «Ванюша» русского православного поэта и барда Андрея Никольского, распятый красными «мiротворцами»-карателями. Медленно умиравший с молитвой на устах на кресте и, к раздражённому недоумению мучителей в комиссарских кожанках, исчезнувший. Крест, гвозди и кровь на них... Ванюша, до сих пор бродящий, никем незамеченный, среди нас. В нас... Ведь «ты - это я». Совесть, оклеветанная, оплёванная, забитая совесть человеческая, скитающаяся во внешних смоляных сумерках, и ищущая - тщетно ли? - нас, осиротевших. «Что-то всеми навек утрачено...»*. Житницы ломятся от НАШЕГО хлеба, которым собираются потчевать послушную, терпимую ко всему, к любой, требующей «толерантного» отношения к себе, мерзости, оглуплённую «паству». «Не с того ль так чадит мертвячиной над пропащею этой гульбой?»**. Ведь именно с хлеба-то как раз и начинается ВСЁ! С Хлеба Насущного... Чтобы затем ринуться ввысь, за Хлебом Небесным, Васильковым...

Символика «хлебокрадов» вызывающе провокационна и антикультурно-террористична. Два креста - обычный и перевёрнутый, заключённые в кольцо.

«Тихо капает кровь в стаканы: Знак обмена и знак охраны...» (Михаил Кузмин). Чёрная остроконечная звезда-хищник, всплывшая из зловеще-багровых альбигойско-розенкрейцерских глубин кумача. Балахоны, весьма смахивающие на облачения кроулеанских денди-«телемитов», невообразимо-пёстрые одеяния анархо-оккультистов из Psychic-TV и Thee Temple Ov Psychic Youth или полуистлевшие рясы нищенствующих прокажённых монахов (кстати, помните, кем оказался прокажённый, которому Мальчик-Звезда, проданный за «цену чаши сладкого вина» злому колдуну, отдал три золотые монеты в чудесной и печальной сказке Оскара Уайльда?)***.

Майка с узнаваемым пышноусым профилем Фридриха Ницше и логотипом «Антихрист» на одном из «апостолов-хлебокрадов». Тексты-проповеди, одновременно вызывающие что-то вроде отторжения и, прямо-таки, неописуемый восторг, сродни экстазу поэта, нашедшему куда более превосходную форму для самовыражения. Как будто, «хлебокрады» открыто, напоказ, издеваются над «святынями», причём делают это с каким-то шиком и блеском (а они им, хвала Богам, присущи!), но когда рассматриваешь их, вроде бы, эксцентрично-«богохульную» деятельность через призму «той самой» пресловутой, упорно навязываемой, «нормальности» невольно задаёшься вопросом, обращённым как раз к её неистовствующим «адептам-морализаторам» (для кого Бога нет совсем, хотя они и «веруют» в него!): «Неужто мало Вам ворованного бисера? Всё жрёте и жрёте, жрёте и жрёте, да ещё требуете добавки и даже аргументы находите, чтобы сыпали Вам ещё и ещё! Когда же Вы нажрётесь то, а?». Но нет, нет! Трапеза продолжается! На виду и внутри святынь, с отвратительным чавканьем и хрустом поглощаемого бисера...

Небольшое, не совсем в тему, отступление. Буквально на днях вычитал в чьём-то Живом Журнале, что в Сергиевом Посаде известный (естественно, что в своих кругах) православный активист и примечательный катакомбный поэт, распространявший там «истинно-православную», критично относящуюся к советскому периоду и «красной церковности», литературу, столкнулся ни с кем иным, а с «самим» «дьяконом всея Руси» Андреем Кураевым. Тому не понравились литература и взгляды катакомбника, а в особенности его отношение к Московскому Патриархату. Видимо отец Андрей решил повторить подвиг Св. Николая, который обрушил на историческом Вселенском Соборе свой тяжкий посох на упорствующего еретика Ария. Он швырнул стул в «крамольника», но тот, не долго думая, ответил - и ответил изрядно «жёстко». В итоге, во вспыхнувший конфликт были вынуждены вмешаться органы правопорядка. Впрочем, речь здесь не идёт о «разжигании религиозной розни» (от этого упаси Господь!), а как раз о том, что ХЛЕБ НАШ НЕБЕСНЫЙ обретается далеко не здесь, не в чьих-то пухлых ручонках с аккуратно постриженными и тщательно наманикюренными ногтями. И самым медоворечивым ртам, наученным «профессионально» источать сладость, не под силу объяснить, истолковать и адекватно изложить подлинный вкус его и уж, тем более, не дано (смиритесь, смиритесь же, о, «праведники»!) накормить голодных. «А сам-то ты знаешь ли его, вкус этот, умник болтливый?», - спросит, хмыкнув, кто-либо. «Нет! Не знаю! Потому и голоден. Потому и ищу его», - вздохнув, отвечу я. «Уйду в поля и не вернусь».

А «хлебокрады» крадут хлеб, потому что ведают, пусть даже и на уровне догадки, но, к счастью, догадки верной, вкус его – наш, небесный, васильковый... И, наверняка, догадываются ещё кое о чём - крыльях за спиной. Не им носить в себе великую смертную «тяжесть», которая неумолимо тащит за собой в бездонную навозную клоаку. Если угодно, падайте, не медля, в неё! Не смеем задерживать и даже, помянув завет Ницше, подтолкнём! Айда вперёд и цигель, цигель, ай-лю-лю! А у нас есть Хлеб Наш Небесный. Хлеб Наш Васильковый...

Станет ясно, что, шутя, скрывая,
Всё ж умеем Богу боль прощать.
Жить. Молиться, двери закрывая.
В бездне книги чёрные читать.

Борис ПОПЛАВСКИЙ


_____________
* и ** - Сергей ЕСЕНИН

*** - что-ж, так и быть, не будем особо «переутомлять» уважаемых читателей. Прокажённый и безобразная старуха-нищенка оказались Королём и Королевой - Отцом и Матерью Мальчика-Звезды. Ну а другой европейский провидец высказался куда более точнее насчёт «звёздности»: «Каждый мужчина и каждая женщина – Звезда!». Звезда на рождественских небесах или в смрадной тьме катакомб... Ангелы и бесы... Христос – справа. Сатана – слева... Призрак пленённого «Сына Человеческого», воскликнувшего «RISE!»...

Augustus Ardens feat. Tommy Katkins
Tags: Ильинов, Мезогея, хлеб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment